• Николай

«Трансформация внешнеэкономической политики России в условиях геополитической напряженности»

Ключевые слова: внешнеэкономическая политика, внешнеторговый оборот, санкции, эмбарго, евразийская интеграция, Всемирная торговая организация.

Проведение активной и сбалансированной внешнеэкономический политики государства как активного участника глобального рынка является одним из важнейших факторов роста благосостояния его населения, а также обеспечения конкурентоспособности   и социально-экономического развития страны в целом.В условиях геополитической напряженности, вызванной санкционными войнами и нестабильностью мировых рынков, такое развитие возможно только при выстраивании руководством страны определенного плана действий, некой дорожной карты, которая наряду с поддержкой и развитием существующих внешнеэкономических связей, позволяла бы также формировать новые.

С учетом обострения конкурентной борьбы в глобальной экономике и роста геополитической напряженности, внешняя политика России должна быть направлена на укрепление мирохозяйственных позиций страны при сохранении приоритета внутренней безопасности. Очевидно, что решение этих задач связано с расширением внешнеэкономических связей России и использованием выгод международного разделения труда.

К сожалению, наша страна на современном этапе столкнулась    с рядом проблем в этой сфере, главная из которых это уменьшение ее внешнеторгового оборота с основными партнерами по внешнеэкономической деятельности.

По оценке Министерства экономического развития РФ (по методологии платежного баланса), в 2015 г. внешнеторговый оборот России составил 533,6 млрд дол., уменьшившись на 33,8% относительно 2014 г., при этом экспорт снизился на 31,8%, импорт – на 37%.

Отрицательная динамика экспорта товаров в 2015 г. обусловлена резким снижением средних экспортных цен, в первую очередь на топливно-энергетические товары, металлургическую продукцию и продукцию химической промышленности, в результате ухудшения конъюнктуры мировых рынков сырьевых товаров

Падение импорта объясняется как значительным спадом закупок в физическом выражении (–25%), так и снижением средних импортных цен (15,2%). Наиболее сильное снижение наблюдалось в отношении импорта легковых автомобилей и их частей, летательных аппаратов, лекарств, а также продовольственных товаров (в первую очередь, санкционных).

Рис. 1. Динамика внешнеторговых показателей России за период 2010–2015 гг. (млрд дол.)

Говоря о данных текущего года, стоит отметить, что внешнеторговый оборотв январе-августе 2016 г. составил 291,6 млрд дол., уменьшившись на 18,9% относительно января-августа 2015 г., при этом экспорт снизился на 25,8%, импорт – на 5,9%. В общем объеме товарооборота в январе-августе 2016 г. на долю экспорта приходилось 59,5%, импорта – 40,5%. Снижение объемов экспорта вследствие более низких по сравнению с 2015 годом цен на энергоносители и замедление темпов сокращения импорта обусловили уменьшение положительного внешнеторгового сальдо, которое к январю-августу 2016 года снизилось на 48,8%до 55,6 млрд дол.. Динамика внешнеторгового оборота России, включая показатели экспорта, импорта и внешнеторгового сальдо, за период 2010–2015 гг. представлена на рисунке 1.

Объективный анализ данных показывает, что внешнеэкономическая деятельность России в условиях ее международной изоляции, имеет следующие проблемные аспекты, детерминирующие ее рецессию:

  • замедление темпов роста физического объема экспорта, начиная с 2010 года, и продолжающееся падение стоимостных объемов в последние три года, что может трактоваться как «сползание»  в «голландскую болезнь»;
  • ориентация экспорта на вывоз топливно-энергетического сырья и материалов: на минеральные продукты, металлы и драгоценные камни, древесину и целлюлозно-бумажные изделия в российском экспорте приходится 84–85%, по сравнению с менее 80% в начале 2000-х годов и 75% в середине 1990-х годов;
  • одновременно происходит снижение объемов экспорта продукции высокой степени обработки: доля продукции машиностроительного комплекса в общем объеме экспорта снизилась практически вдвое (до 5,3% в 2015 г.) по сравнению с 2001 годом;
  • высокая зависимость доходной части государственного бюджета от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках (доля доходов федерального бюджета от нефтегазового сектора в 2015 г. составила более половины от всего его объема – 51%);
  • в ряде ключевых областей экономики доля импорта превышает допустимое значение, к примеру, в тяжелой и легкой промышленностях, фармацевтике, станкостроении, приборостроении она составляет от 70 до 90%.

Осложняют и так непростую экономическую ситуацию санкции, введенные в 2014 году со стороны США, Европейского Союза и ряда других стран, традиционно считавшихся стратегическим партнерами России.

За два года существования экономических санкций в отношении России самым заметным их итогом стало закрытие для страны внешних рынков капитала. Больше потерь – по крайней мере с точки зрения потребительской инфляции – принесли контрсанкции.

Конечно, контрсанкции имеют и положительный эффект, связанный  с  ростом   отечественного   продовольственного   сектора и сельского хозяйства. Однако нужно понимать, что любые выигрыши здесь – это проигрыши населения в виде перераспределения богатства от домашних хозяйств в эти секторы. Причем, санкции позволяют это делать с большей скоростью.

Основной эффект от продовольственных контрсанкций проявился в конце 2014 года – начале 2015-го на усилении продовольственной инфляции и инфляции в целом. В частности,к февралю 2015 года продовольственная инфляциядостигла 23,3%, увеличив   и без того высокое инфляционное давление, обусловленное обесценением рубля. При этом, четвертая часть это показателя объясняется влиянием контрсанкций.

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

В ответ на высокое инфляционное давление и в целях поддержки рубля Банк России существенно ужесточил денежно-кредитную политику в второй половине 2014 года. Резкое повышение ключевой ставки привело к повышению стоимости внутренних заимствований и еще больше ограничило доступ к внутренним кредитным ресурсам для инвесторов и потребителей. С учетом того, что средняя рентабельность секторов экономики в России составляет 3,5%, стоимость кредитных ресурсов при ключевой ставке 10% остается чрезвычайной высокой   и стимулирует развитие лишь сырьевых секторов, где рентабельность превышает 14%. В результате основной поток инвестиций (более 60%) направлен в добычу и экспорт сырья, а не в технологический сектор  и не в МСП, где рентабельность активов – на самом низком уровне.

После присоединения Крыма к России в стране начался наблюдаться чистый отток капитала, который в 2014 году составил 153 млрд дол., а в 2015 г. – 57 млрд дол.. Такая утечка капитала замедляет динамику внутреннего спроса в результате чего инвестиции в основной капитал в среднем за 2014–2017 годы окажутся на 3,5% ниже по сравнению со сценарием без санкций, а оборот розничной торговли на 2,6% ниже. Кроме того, масштабный отток капитала привел к ухудшению состояния счета операций и сокращению чистых международных резервов.

Таким образом, по мнению экспертного сообщества, из-за комбинации двух шоков – финансовых санкций и падения цен на нефть, за период 2014–2017 годов наша страна потеряет около 600 млрд дол.. Согласно  оценке  экспертов,  потери  от  санкций  составят  около 170 млрд дол., недополученные доходы от нефтегазового экспорта – около 400 млрд дол..Сокращение прямых иностранных инвестиций, снижение возможностей для займов, уменьшение притока капитала на рынок госдолга могут увеличить непосредственный эффект от санкций примерно втрое. В среднесрочной перспективе, согласно прогнозам МВФ, накопленные потери экономики Рос-  сии могут составить 9% ВВП, в том числе из-за замедления роста производительности.

Одним из вариантов для разрешения существующего кризиса    и нивелирования его последствий может стать более плотная интеграция нашей страны в ВТО. Значение данной организации для перспектив разрешения существующих противоречий в значительной степени зависит от возможных сценариев развития политических   и экономических отношений между Россией и ЕС. В целях определения оптимальных и действенных инструментов нормализации торгово-экономических отношений посредством ВТО предлагается отталкиваться от следующих возможных сценариев.

I. Пессимистический сценарий, т.е. дальнейшее расширение экономических санкций. В этом случае российской стороне остается только пытаться использовать орган по разрешению споров (ОРС) ВТО для оспаривания политически мотивированных санкций Европейского союза в сферах, относящихся к компетенции ВТО. То есть наибольшую важность приобретает институциональный аспект присоединения России к ВТО, которая обеспечивает стороны квазисудебным механизмом для разрешения их торговых споров, что способствует деполитизации экономических отношений.

II. Базовый сценарий, т.е. сохранение взаимных торговых санкций, применяемых в данный момент. В случае реализации данного сценария акцент в экономических отношениях также должен делаться на использование механизма разрешения споров ВТО. Кроме того, выступая с скоординированной позицией со странами БРИКС, а также другими развивающимися странами по ряду значимых вопросов в ходе многосторонних торговых переговоров в ВТО, Россия может стать одним из важных полюсов в принятии решений данной организацией. В этом отношении для России все большее

значение приобретает увеличение политического и экономического веса ЕАЭС и перевод части вопросов внешнеторговых переговоров с уровня РФ-ЕС на уровень ЕЭК-ЕС. Для этого РФ необходимо  еще более активное содействие скорейшему присоединению Беларуси к ВТО для фактического, а не только юридического признания ТС соответствующим нормам ВТО. Перевод части внешнеторговых переговоров с ЕС на уровень ЕЭК даст возможность снизить политизированность данного аспекта отношений РФ-ЕС.

III. Умеренно-оптимистический сценарий, т.е. возвращение экономических отношений к докризисному состоянию, отмена санкций, но без дальнейшего прогресса. На первый взгляд, в случае отмены санкций обращаться в ОРС ВТО уже нет особого смысла, поскольку возместить ущерб в любом случае не удастся. Весь смысл обжалования каких-либо мер в ВТО заключается в обязательстве нарушителя отменить дискриминационную меру, в случае же его бездействия истец имеет право ввести ответные меры. Однако есть еще один мотив использования механизма разрешения споров ВТО – создание прецедента и формирование такого толкования норм ВТО, которое снижает вероятность возникновения аналогичных проблем в будущем. Но с ограниченным опытом участия РФ в разрешении споров в ВТО это пока сложно осуществить в свою пользу.

IV. Оптимистический сценарий, т.е. нормализация отношений с дальнейшим прогрессом (возобновление переговоров по новому базовому соглашению).В этом весьма утопичном с точки зрения нынешних событий случае обретает смысл все то, что было утрачено во время кризиса. Речь идет о возможности выхода России и ЕС на путь строительства Общего экономического пространства (ОЭП), включающего соглашение, дополняющее правила ВТО.

Получение Россией в 2012 г. статуса члена ВТО послужило хорошим поводом для активизации переговоров с Европейским союзом по НБС с развернутым торгово-экономическим разделом и соглашению о зоне свободной торговли. Следовательно, это создало практическую возможность для реализации оптимистического сценария торгово-экономических отношений РФ-ЕС. Теперь же, с учетом нынешних реалий, первоочередной задачей становится нейтрализация негативных эффектов от санкционных войн между нашей страной и Западом.   В связи с тем, что сегодня торгово-экономические отношения между Россией и ЕС определяются и зависят не только от их собственных решений, основой для нормализации торгово-экономического взаимодействия настоящих сторон может стать евразийская интеграция.

После образования Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана ряд компетенций во внешнеэкономической сфере Россия как участница данного интеграционного объединения передала на наднациональный уровень – Евразийской экономической комиссии. Поэтому по всем вопросам, относящимся к сфере полномочий ЕЭК, ЕС мог бы вести переговоры именно с ней. Однако Евросоюз не признает ТС в качестве самостоятельного участника переговоров, поскольку необходимо его признание в ВТО, а это невозможно ввиду того, что Беларусь не является членом данной Организации.

Таким образом, в этом отношении России необходимо сыграть роль посредника между Беларусью и ЕС, развернув тем самым потенциал сотрудничества ТС за пределы евразийской интеграции, которая пока воспринимается руководством Европейского союза больше как проблема, нежели преимущество, в отношениях с РФ. Отношения между Россией и ЕС в торгово-экономической сфере будут находиться в уязвимом состоянии, пока обе стороны не начнут воспринимать два региональных проекта как взаимодополняющие, а не взаимоисключающие. Главной возможностью для эффективной стыковки евразийской и европейской интеграции является правовая база ВТО.

Список использованных источников

1. Гурвич Е.Т. Влияние финансовых санкций на российскую экономику/ Е.Т. Гурвич, И.В. Прилепский // Вопросы экономики. – 2016. – №1.
2. Золотухин А.О. Стратегические направления трансформации внешнеэкономической политики Российской Федерации в современных условиях / А.О. Золотухин, О.В. Воронкова // Перспективы науки. – Ростов-н/Д: Рокета Союз, 2015.
3. Кукушкина Ю.Л. Влияние присоединения России к ВТО на перспективы торгово-экономических отношений РФ и ЕС: дис. … канд. экон. наук / Ю.Л. Кукушкина.– М., 2015.
4. Аналитический доклад Министерства экономического развития РФ
«Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 2015 году» [Электронный ресурс] // Сайт Министерства экономического развития РФ. – Режим доступа: http://economy.gov.ru/ minec/about/structure/depmacro/2016090201
5. Аналитический доклад Министерства экономического развития РФ

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest